Знамя Великой Победы Народа
Полито кровью борцов за свободу.
Красное знамя - всегда только с нами!

Мы существуем.

Мы вовсе не живём, а существуем.
Мы трудимся и деньги не воруем.
Всё это для того, как говорится,
чтобы воры могли обогатиться.

Мы для того, чтоб жили люди существуем.
За них всегда на выборах мы голосуем.
Нам "демократы" головы вскружили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Нам обещали золотые горы.
Не знали мы, что это просто воры.
Они навеки с нищетой нас подружили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Наивны мы и слепы, как котята.
Мы пешки все и воск в руках богатых.
Нас лживые слова заворожили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Рабочий у станка, или крестьянин.
Мы грязь у бизнесменов под ногтями.
Тупой покорностью мы это заслужили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Для них не люди мы, а злая тля на ветке.
Мы сами же себя загнали в клетку.
Свою судьбу на плаху положили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Прессуя нам мозги с телеэкрана,
над нами же смеются в тёплых странах,
где наши средства на своих счетах сложили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Нам для того, чтоб эти люди жили,
сон разума навеять предложили.
Чужие мысли в голову вложили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Хотим, чтоб жили в Лондоне красиво
и в виллах на Лазурном берегу
ребята, разорившие Россию.
Навеки мы теперь у них в долгу.

Мы существуем для того, чтоб люди жили
за то, что Родиной совсем не дорожили,
глухим молчанием врагов вооружили.
Мы существуем, чтобы люди жили.

Мы существуем для того, чтоб жили люди.
"Работодатели" - воры и нахалюги.
Чтоб мы потомство их заботой окружили.
Мы существуем, чтобы люди долго жили.

А не пора ли всем нам просыпаться?
Иначе выбраться из клетки не удастся.
И для того, чтоб в роскоши купаться этим людям,
мы каждый день на них всю жизнь батрачить будем.

Наши замечательные посетители сайта, дорогие товарищи и недруги! Мы очень просим Вас откровенно выразить Вашу жизненную позицию по опросам. Результаты опросов мы с Вами можем обсудить на сайте. С уважением, Канская организация КПРФ.

опрос
Кому из политиков вы доверяете?
Собчак
Жириновскому
Путину
Грудинину
другому
Богу
Никому



опрос
Какие средства информации Вы предпочитаете?
Телевидение
Пресса
Сеть интернета
Слухи
Не верю никому
Анлизирую все источники и делаю выводы
Другое



опрос
Как вы относитесь к подкупу избирателей?
Не одобряю
Одобряю
Мне всё равно
Сам брал деньги
Не верю
Другое


«Крематорий»

Про крематории узнал еще в детстве, из книг о войне. Еще в 60-е, школьные годы, читал рассказы советских писателей о Великой Отечественной войне, в которых упоминались фашистские концентрационные лагеря нацисткой германии. Читал, как славян, евреев и прочий народ сжигали в печах крематориев. Помню, как мне было очень страшно и жалко военнопленных.

В 60-е среди взрослых, ходили слухи, что возможна 3-я мировая война, слухи распространялись на фоне обострения отношений между Западом и Востоком. Мой дядька, который с войны вернулся без ног, за праздничным столом в честь дня Победы, после очередных 100 грамм, стучал кулаком по столу и кричал: «Михаил, я еще нажму кнопку! Эти твари умоются кровью…!» Мне было страшно, тогда еще маленький, я думал, неужели будет война, и будут снова концлагеря и крематории? Но детский разум подсказывал, что СССР самая сильная страна в мире, мы выиграем и третью мировую, что крематориев не будет никогда.

Видно ошибался я тогда, потому что сегодня живу в «крематории». Дышу продуктами горения древесных отходов и мусора, глотаю углекислоту, от едкого угара смахиваю со щеки слезу, дышать стараюсь реже и не глубоко из-за проблем с сердцем. «Крематорий» этот находится в долине реки, недалеко от города Канска, практически в городской черте.

Нацисты-лесовики обнаглели, травят народ угарным газом без зазрения совести. Почему должностные лица исполнительной власти города не принимают кардинальных мер по запрету несанкционированных свалок и сжиганию отходов лесопиления? Вроде, ходят без противогазов и дышат тем же воздухом? Может быть, есть какой-то секрет, о котором мы не знаем? Или это эксперимент на выживаемость?


В. Павличенко


Усольский свинокомплекс. В чем превосходство народного предприятия?

«Советская Россия» неоднократно обращалась к опыту народных предприятий – публиковала статьи и очерки о подмосковном Кооперативе имени Ленина, который возглавляет П.Н. Грудинин, о марийском хозяйстве «Звениговский», достигшем уникальных результатов под руководством И.И. Казанкова; сегодня мы представляем опыт Усольского комплекса, которым управляет И.А. Сумароков. Эти материалы традиционно вызывают живейший интерес наших читателей.

– Я работаю здесь пятый год. Это самое лучшее предприятие Иркутской области. Я уверена в завтрашнем дне. У меня двое маленьких детей. Я не замужем. И я обеспечиваю своих детей. Потому что заработная плата достойная, – говорит Алена Округина, оператор по уходу за животными цеха №5.

Ей вторит также оператор, по старому – свинарка, Оксана Киселева: – Приняли меня здесь хорошо. До того, как сюда прийти, я очень плохо жила. Заработная плата была – не на что было ребенка кормить. А сюда я пришла – просто-напросто ожила. Я могу сейчас без мужа растить своего ребенка, одевать, учить. Дай бог Илье Алексеевичу здоровья, огромного счастья, чтоб жил долго. Мало таких людей, как наш директор.

Здороваться, да с пожеланием счастья на долгие годы своему старшему товарищу Илье Алексеевичу Сумарокову рад каждый труженик сельскохозяйственного производственного кооператива «Усольский свинокомплекс». Председатель первичной профсоюзной организации предприятия Михаил Михайлович Сухой делится впечатлениями, насколько характерна теплота и простота даже мимолетных встреч с обменом приветствиями равных членов единого коллектива – руководителя и работника любого уровня. Все они – хозяева народного предприятия.

Именно в принадлежности народу – залог превосходства «Усольского свинокомплекса» над всеми предприятиями страны, которые в результате приватизации захватили чубайсовские частные собственники. Вот уже почти четверть века в условиях катастрофических «реформ» народное предприятие усилиями трудового коллектива обеспечивает не только самосохранение, но и развитие в ногу с научно-техническим прогрессом.

Сегодня кооператив выращивает и перерабатывает 170 тыс. свиней в год. В 2015 году реализовано свыше 23 тыс. тонн мясопродуктов почти на 4,8 млрд рублей – по 5 млн рублей на одного работника. Средняя зарплата рабочих составила 44 223 рубля в месяц. Это в два с лишним раза выше, чем в сельском хозяйстве, и намного выше, чем в среднем по всей экономике области и страны.

В советское время этот крупнейший в Восточной Сибири свиноводческий комплекс только выращивал и сдавал хрюшек на мясокомбинаты в городах Усолье-Сибирское и Иркутск. Узкая специализация и технологическая кооперация предприятий в плановом народном хозяйстве чаще всего оправдывала себя и давала заметный выигрыш.

Но насаждение капиталистического «рынка» было настроено на паразитирование сплошь и рядом. Избавление от паразитов стало первым условием спасения производства. И именно заботливые руководители народных предприятий стали развивать их в возможно более широкие многоотраслевые комплексы. В идеале – выгоднее всего замкнутый товарно-денежный оборот.

В значительной мере это удается коллективу «Усольского свинокомплекса». Здесь успели использовать советский запас прочности и дополнить основное производство по выращиванию свиней мощностями по забою и переработке мяса животных с выпуском основной массы готовой к потреблению продукции.

Конечно же, был сразу очевиден следующий совершенно необходимый шаг – собственный сбыт своей продукции населению. И шаг за шагом стали наращивать свою торговую базу. На сегодня 29 фирменных розничных магазинов комплекса в городах Иркутск, Ангарск, Усолье-Сибирское, Черемхово и Шелехов продают колбасные изделия, копчености и полуфабрикаты 116 наименований из свежего мяса собственного производства без применения соевых наполнителей.

Созданный таким образом не только свиноводческий, а полный многоотраслевой производственный и торговый комплекс обеспечивает самую высокую выработку и экономическую отдачу в каждом звене замкнутого хозяйственного объединения. Исключена длинная цепочка лишних посредников, отнимавших прибыль производства. Достигнутая при этом экономия – это обновление и рост производственных мощностей и движение к оплате по труду, насколько это возможно в нынешней социально-экономической действительности.

Использование прибыли – воля общего собрания, где каждый член кооператива имеет один голос. Отсюда голос к сознанию каждого – личным усердием увеличивать общую прибыль и зарплату. В настоящее время на комплексе трудятся 955 человек. Все специалисты получают зарплату с расчетной прибавкой к среднему заработку рабочих. Не коммерческая тайна – директору назначен оклад в четыре средних заработка рабочих. Каждый здесь видит, что творческий вклад его духовных и физических сил в труд коллектива никак не в меньшем соотношении. Но есть понятие разумной потребности.

Потому что руководитель остался верен народу, которым дорожит превыше любого богатства на свете. С каким спокойным достоинством Илья Алексеевич говорит: – Я родился в семье колхозников. Отец мой, Сумароков Алексей Михайлович, был в войну шофером на Восточном фронте против Японии. Потом работал в колхозе шофером, затем на откорме молодняка. Мама моя, Дарья Ивановна, родила и воспитала пять сыновей. Одна в войну – работала молотобойцем в кузнице. Все трудяги были и по труду оценивались. У нас было одно понятие – это наша Родина. Это наша судьба. Это наша жизнь. На селе с благодарностью помнили работящих мастеров на все руки. Было единой мыслью, единым стремлением улучшить жизнь.

Этим вместе со всей страной одухотворен и Илья Алексеевич. В Иркутском сельскохозяйственном институте получил профессию инженера и, как сам теперь шутит, с момента распределения – пожизненный срок работы в свиноводстве. Отбыл уже почти 57 лет, начиная с главного инженера свиноводческого совхоза «Уковский». В том числе 42 года – директором «Усольского свинокомплекса». С первого колышка его строительства.

Рядом с городом Усолье-Сибирское возвели агрогородок Белореченский. В нем живут и работники промышленного свиноводческого комплекса. Директор И.А. Сумароков вложил и ум, и сердце в осуществление государственных проектов и планов. Это было так естественно для советских руководителей предприятий – стараться друг перед другом и не отстать. Чтоб не только производственные корпуса росли, но, как говорили, и объекты соцкультбыта. Жилые дома – свиноводы получили 550 квартир. Школы, детсады. Больница с поликлиникой, медицинские пункты. Дворец культуры и другие учреждения.

Это государственная политика правящей Коммунистической партии. Но в этом и душа каждого добросовестного хозяйственника. Сделать больше и лучше для людей, для своего трудового коллектива. Для родного края в богатырском песенном просторе матушки Сибири. Это окрыляло таких ее сыновей, как И.А. Сумароков.

Такими вошли в предательскую перестройку, было, с чем ее сравнить, что и помогло большинству в конце концов распознать ее подлую суть. Для многих с большим опозданием стало притчей во языцех горькое сожаление: «А мы тогда и не знали, что жили при коммунизме». Илья Алексеевич рассказывает: – Всё это я очень хорошо знаю, потому что три года был народным депутатом СССР. Всех этих разрушителей я в лицо видел. Объяснялись. Встречались в коридорах власти. И у меня было, что сказать в защиту народного государства и народного предприятия. Когда издали указ Ельцина, стали соблазнять приватизацией, случаем разбогатеть. Я уже знал, какие ветра дуют. Мне губернатор говорил: у тебя два сына, внуки – бери, всё по закону, всё будет твое. Я смеюсь: зачем? Я же в деревне живу, меня все видят. Могут отомстить, а то еще и убить. Он согласился: «Правда, это может быть». И сколько случаев – никто иной, а сами жадные до богатства друг друга убивают.

А для нас само по себе ценно народное предприятие, и под угрозой приватизации мы искали, как его сохранить. Юристы подсказали. Нужно согласие всех членов коллектива, что мы не будем собственность делить на паи, а оставляем ее в коллективе. И собрали все до единого письменные заявления. Зарегистрировали предприятие, и с тем живем по сей день.

При социализме научное сознание подкреплялось бытовым опытом заинтересованности каждого в общем конечном успехе. Теперь коллективная собственность – жизненная необходимость, дополнительное благоприятное условие выживания предприятия. Отсюда общая заинтересованность в конечном результате у всех. У директора и рабочих. Этот общий результат делится по труду каждого.

У меня нет собственности. Как и у рабочего. Но в нашей общей собственности мы, каждый из нас, лично заинтересованы в высшей степени. В ее наиболее эффективном использовании благодаря наилучшей работе каждого на своем месте. И этому способствует всегда желанная морально-психологическая атмосфера социального равенства. Где у собственности господин – перед ним рабы. Бесправные, бессловесные исполнители чужой воли. Как бы ни закрывали глаза на это, со временем противоречия между ними будут вылезать и обостряться. У нас для этого почвы нет. На народном предприятии – все и каждый хозяева и труда, и настроения. Все время с достоинством хозяина в любимой работе – это главное в трудовой жизни, это счастье труда. Зачем рваться к собственности, к господству? Чтобы потом наши внуки и правнуки горло грызли из-за этого? У нас этого нет.

В чем превосходство народного предприятия? В том, что доход от коллективной собственности идет на пользу всем и укрепляет добрые отношения между людьми, между товарищами по труду. Мы не растаскивали собственность и сообща ее бережем и приумножаем. Каждый квартал мы рассматриваем и утверждаем список основных фондов. Какие износились – списываем, какие ввели в действие – включаем в отчетность. Люблю своих земляков за их трудолюбие, мастерство и смекалку в деле. Поговорить с ними всерьез и шуткой перекинуться. Вспоминается, давным-давно смеялись, подыгрывая Хрущеву признанием в любви: «Не за то, что стан твой узок и глаза с отливом голубым, а за то, что сеешь кукурузу методом квадратно-гнездовым».

Да, людей труда нельзя не любить. Со мной работают уже тридцать лет и более, я ко всем с уважением отношусь. Они такие же, как и я, так же мыслят. У нас одни убеждения. Можно нормально жить, если не хапать. Если хапать – совсем другой коленкор. Если бы мы стали делить собственность, мы бы обязательно разделили наших людей. Я знаю примеры, когда не частный собственник – ну просто душа-человек. Как стал собственником – ну падла падлой, бесполезно с ним говорить. Он совершенно по-другому смотрит на собрата по труду. Особенно это опасно сегодня, когда в руководящие органы приходят собственники. Бесполезно с ними выстраивать какие-то отношения в законных интересах народа. Мы не находим понимания. И никогда не найдем. У них цели совершенно другие.

У таких «эффективных собственников» работники уж в два раза меньше зарплату получают даже против сегодняшних возможностей. Остальное идет в нетрудовые доходы «хозяев». Не от великого ума. Я что, дурак, себе не взял бы 80–90 процентов акций? Любой руководитель, который решает быть таким «собственником» и получает доход миллионы в день – это несовместимо с развитием предприятия и общества в целом. Это не для нас. Ничем хорошим это не кончается.

На этом – слово председателю первичной профсоюзной организации «Усольского свинокомплекса» Михаилу Михайловичу Сухому. Он рассказывает, что работники соседних частных предприятий мечтают, чтобы их приняли в трудовой коллектив народного кооператива. И для всех это мечта. Все работники комплекса – члены профсоюза и хозяева на своих рабочих местах, да сверх того пользуются многими дополнительными благами. За счет прибыли комплекса и бюджета профсоюза они получают свыше 20 видов социальной поддержки. Бесплатное горячее питание в рабочей столовой. Ежемесячно 4 килограмма мяса. Оплата жилищно-коммунальных услуг. Раз в квартал подарки из продуктов и промышленных товаров. Подарки детям на Новый год. Санаторно-курортное лечение с оплатой 70 процентов цены за счет предприятия и т.д.

Решение любого вопроса в жизни коллектива директор согласует с профсоюзным комитетом. Начисление заработной платы. Подведение итогов социалистического соревнования. Многие мероприятия культуры, спорта и социально-бытового обслуживания. И работники говорят с любовью: «Это наше предприятие».

У нас ежегодно в июле на берегу Ангары проводится трехдневный туристический слет, куда работники выезжают семьями с детьми. С апреля начинается подготовка к соревнованиям. Руководство вместе с профсоюзом утверждают смету расходов. Открывает и закрывает слет Сумароков. Цеховые команды не жалеют сил в борьбе, среди болельщиков кипят страсти. Разнообразны и содержательны занятия на досуге.

С огромным успехом прошел конкурс «Клуба веселых и находчивых» – все увидели, как много в командах цехов художественно одаренной, остроумной молодежи. И, пожалуй, особенно показательно, с каким дружным, беззаботным смехом отзываются в зрительном зале – легко на сердце от песни веселой.

Оценивая достижения своей трудовой жизни, Сумароков говорит:

– Я богатый человек. У меня два сына, пять внуков, и самое большое богатство мое – уже три правнука. Из внуков – три нормальные, один – не совсем. Потому что закончил медицинский институт. А медицинских работников ныне словно считают ненормальными и платят им нищенскую зарплату. Но на самом деле они и в нищете борются за главную ценность – здоровье народа. Во имя этого мы все трудимся.

Это действительно самое большое богатство, когда и (будем надеяться – временно) одинокие молодые мамы спокойно растят своих детей, и заслуживший всеобщее уважение ветеран – генеральный директор радуется за своих детей, внуков и правнуков. За будущее всех детей – народное предприятие.